Фокус-группа№ 2 Сентябрь 2017

Иван Кухнин,

руководитель Группы по услугам в области устойчивого развития Deloitte:

Краеугольный камень концепции экономики замкнутого цикла – стремление к работе по принципу «ноль отходов». В России вторсырье в той или иной мере используется во всех отраслях промышленности, так было и в СССР. Но объемы этого пока незначительны, они во многом зависят от экономической эффективности и свойств самих материалов (ведь нужно учитывать экологические последствия переработки). Также стоит понимать, что у нас отсутствуют механизмы регулирования рынка переработки: нет системы ценообразования, способствующей эффективному использованию ресурсов и учитывающей экологические издержки; нет стимулов для производителей и переработчиков для совместных действий в целях повышения эффективности внутри и между конкретными цепочками создания стоимости; не развиты рынки вторсырья.

Возможные преимущества от построения экономики замкнутого цикла в России аналогичны тем, которыми руководствовалась Еврокомиссия при разработке плана действий для подобного перехода, а именно: сокращение производственных затрат, снижение негативного экологического воздействия и появление новых рынков. Это, в свою очередь, способствует созданию новых рабочих мест и повышению общего уровня благосостояния.

Как и любые изменения, переход к экономике замкнутого цикла подразумевает значительные затраты. Это инвестиции в R&D, выплаты субсидий для продвижения новых бизнес-моделей и государственные инвестиции в управление отходами, создание сопутствующей инфраструктуры и цифровые технологии. Особенно чувствительны к этой проблеме предприятия малого и среднего бизнеса, для которых стоимость «зеленых» инноваций становится основным препятствием. Отсутствие надлежащих финансовых инструментов для развития массового рынка инноваций также рассматривается как проблема наравне с дефицитом квалифицированных трудовых ресурсов для практического внедрения технологий переработки, ремонта и вторичного использования продукции.

Одна из ключевых проблем России – рост объемов бытовых отходов при низком (4–5%) уровне их переработки. Переход к цикличной экономике требует изменений как повседневного поведения потребителей, так и бизнес-моделей компаний. Например, потребители должны выработать практику сортировки бытовых отходов. А компании, работа которых подвержена частой смене тенденций и, как следствие, связана с постоянным потреблением новой продукции (одежды, технических устройств), должны адаптировать существующие бизнес-модели. Не зря во всем мире популярность набирают сервисы, предлагающие аренду вместо приобретения, например carsharing.

Андрей Быстров,

заведующий кафедрой экономики промышленности РЭУ им. Г.В. Плеханова:

Однозначно роль экологии в промышленном производстве будет только расти. Если человечество продолжит загрязнять окружающую среду так, как это происходит сейчас, то ресурсов Земли надолго не хватит. Задача любой экономики – стать экологичной. Но для реализации на практике принципов экономики замкнутого цикла нужны соответствующие технологии. Части из них у нас на настоящий момент нет: ни для кого не секрет, что Россия в технологическом плане пока отстает от развитых стран. Поэтому в большинстве случаев необходимо, чтобы российские компании искали доступ к наилучшим доступным технологиям, которые существуют на международных рынках.

С другой стороны, бизнес всегда интересует финансовый результат. Для интенсификации внедрения принципов экономики замкнутого цикла предпринимателей нужно мотивировать, в том числе материально. Это могут быть какие-то налоговые льготы, сниженные акцизы, устраненные таможенные барьеры на ввоз «зеленого» оборудования. Получить позитивную реакцию простым убеждением сложно, бизнес должен чувствовать поддержку и рассчитывать на позитивный для себя эффект.

Сейчас в России идет Год экологии, объявлен целый перечень крупных проектов в промышленности. Но будем честными: частично они были запущены много лет назад. Кроме того, при проведении подобных кампаний всегда есть риск того, что какие-то планы могут остаться нереализованными, когда сам Год экологии закончится. Нужна не только мотивация, но и контроль. Если в правительстве будут, скажем так, генераторы «зеленых» процессов, то они будут жить. Если же интерес к ним носит временный характер, то и на серьезный результат рассчитывать не приходится.


Сергей Жигарев,

глава комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству:

Тема экономики замкнутого цикла, безусловно, является актуальной для современной России, этому уделяется много внимания на высшем уровне. Хорошим примером здесь стало то, что 2017 год был объявлен Годом экологии. В России становится все больше «зеленых» производств, строится больше мусороперерабатывающих заводов. Все отрасли промышленности планомерно движутся к цикличной экономике. Но не буду отрицать, что еще многое нужно сделать, и мы относительно далеки от конечной цели.

Главными задачами построения экономики замкнутого цикла являются экологическая безопасность и экономия ресурсов. Две эти темы неразрывно связаны. Быструю прибыль от замкнутой экономики на текущий момент могут получить лишь маленькие компании. Очевидно, что прибыль для больших компаний замкнутая экономика приносит в долгосрочной перспективе, при условии больших первоначальных вложений. Однако эти затраты уже сейчас ведут к постепенному улучшению экологической ситуации.

В России уже есть свои примеры успешной реализации элементов концепции замкнутого цикла. Так, на цементном заводе в Калужской области использование альтернативного топлива (пластик, резина, отработанные шины, картон) привело к замещению газа на 15%, а к 2020 году этот показатель достигнет 45%. В то же время нужно внимательно изучать зарубежный опыт, в том числе такого интересного направления, как «промышленный симбиоз», когда в производственном цикле осуществляется обмен материалами и энергией между различными объектами и отходы одного производства становятся ресурсами другого. Пример такого решения – центр Kalundborg Symbiosis в Дании, который представляет собой промышленную экосистему, где отходы одной компании становятся ресурсами для другой.

В долгосрочной перспективе переход к экономике замкнутого цикла – это не желание, а необходимость. В то же время не стоит говорить о скором переходе. Здесь, как и во многих других областях, важно поступательное развитие, постепенное внедрение технологий. Тогда, уверен, мы сможем добиться успеха. Основываясь на опыте развитых стран, можно предположить, что создание экономики замкнутого цикла в России позволит организовать до 1 млн рабочих мест, а эффект от вторичной переработки отходов может составить до 15% роста ВВП.

В России, как и во всем мире, набирают популярность сервисы, предлагающие аренду вместо приобретения. Например, каршеринг.

Евгений Ицаков,

доцент кафедры менеджмента и предпринимательства РАНХиГС при президенте РФ:

В последние годы значение экологического вопроса во всем мире растет. Россия встроена в глобальную повестку: к примеру, наша страна приняла на себя доб­ровольные обязательства по сокращению объемов выбросов вредных газов в атмосферу по Парижскому климатическому соглашению. Вопрос в том, как эти обязательства должны обеспечиваться.

Рассмотрим систему штрафов: предприятие превышает нормы выбросов и платит за это. Постепенно норма выбросов снижается, штрафы растут. На определенном этапе предпринимателю становится выгоднее остановить оборудование или провести его модернизацию. В последнем случае у него экологические штрафы падают, но поскольку требования по выбросам продолжают ужесточаться, через определенное время проблема возвращается. И возникает вопрос: а как при существовании штрафов за выбросы, собственно говоря, жить предприятию? Именно поэтому такие страны, как США и Китай, в свое время не взяли на себя обязательств по Киотскому протоколу, а сейчас США могут выйти из Парижского соглашения. Мы же встаем перед необходимостью повышать эффективность работы наших пред­прия­тий до того уровня, чтобы компенсировать отсутствие обязательств у конкурентов из других стран. Это сложно, требует больших капитальных вложений.

Отдельный вопрос – технологическое обеспечение. Для успешной модернизации нужен доступ к наилучшим доступным технологиям. Тут речь не только об экологии, просто новое оборудование, как правило, всегда несет в числе прочего позитивный «зеленый» результат. На сегодня, грубо говоря, пропорция такая: только треть необходимых технологий есть в России. Ситуация меняется в лучшую сторону, в том числе потому, что бизнес проявляет к этому интерес, но это небыстрый процесс.

Прогнозы – дело неблагодарное. Как показывает опыт последних лет, вмешивается много факторов (в том числе политических), которые сложно ожидать. Но все же я думаю, что для тяжелой промышленности на горизонте 20–30 лет, а для легкой промышленности и сельского хозяйства – 10 лет, мы дойдем постепенно до европейских стандартов по уровню экологической эффективности.


Илья Семин,

член Общественной палаты РФ, директор Центра мониторинга развития промышленности:

Я считаю, что переработка и вторичное использование отходов являются одними из самых инвестиционно привлекательных видов экономической деятельности. Сегодня мы видим, что наше государство, говоря о трансфере технологий, имеет в виду в том числе эту сферу. Именно через использование передовых технических решений (японских, немецких, итальянских) компании смогут осуществить переход своих производств на работу в замкнутом цикле, что повысит их эффективность и безопасность. Все больше предприятий идут по этому пути, поскольку быть неэкологичной компанией становится невыгодно: такой бизнес облагают различными пошлинами и налогами. Насколько мне известно, сегодня в деле экологизации российской промышленности особенно преуспели фармацевтика и химическая отрасль за счет того, что в их числе есть множество инновационных компаний, которые активно изучают иностранные достижения и пытаются привнести зарубежные наработки в российскую практику.

Думаю, что, помимо существующих экологических штрафов, нам необходима и особенная система господдержки предприятий, которые планируют перейти на работу по замкнутому циклу. Это нужно для того, чтобы помочь им на первом, самом сложном этапе инвестирования. Сегодня в России начинает действовать новый институт наилучших доступных технологий, который должен послужить переходу отечественных предприятий на новый технологический уровень. К сожалению, пока не все из них готовы к подобным переменам. К вопросу нужно отнестись внимательно.

Проблемы могут быть разными по характеру. Например, недавно я посетил в Тюмени фанерный завод, на который вскоре начнет распространяться новое постановление правительства по переработке отходов. Выяснилось, что его рабочим просто некуда вывозить образующиеся в результате производства отходы (для них нет специальных полигонов), и это обстоятельство поставило город перед угрозой закрытия предприятия с сотнями рабочих мест. Подобные примеры показывают нам, что, кроме стимулирующих мер, в деле экологизации промышленности к компаниям необходимо применять индивидуальный подход, позволяющий избежать трудностей.

Скачать номер целиком

Рекомендуем

Учеба без границ

Ведущие технические вузы пытаются наладить в России полноценную систему цифрового обучения.

«Зеленая репутация»

Как с точки зрения экологов природоохранную работу проводят металлурги, IM рассказал генеральный директор Центра экологических инвестиций Михаил Юлкин.

Без шума и пыли?

Ухудшение экологической ситуации входит в число главных угроз для стабильности, говорится в выпущенном в этом году докладе о глобальных рисках Всемирного экономического форума. Ответом может стать интенсификация экодвижения – процесс, в который не без проблем, но все же пытаются встроиться отечественные компании.

Страна бесконечных открытий

Россия – самое большое государство мира, что известно всем. Но никто, наверное, не может похвастать, что смог познакомиться со всеми ее чудесами.