Персонал№ 3 Декабрь 2017

В будущем стоимость компьютерных чипов резко сократится. Роботы проникнут во все сферы жизни и заменят массу специалистов. По оценкам Глобального института McKinsey, до 2036 года в мире будет автоматизировано до 50% всех рабочих процессов. По масштабам это как минимум сопоставимо с промышленной революцией XVIII–XIX веков, когда в Англии доля рабочих, занятых в первичном секторе экономики, уменьшилась более чем вдвое.

И не только производство, но и сфера образования претерпит кардинальные изменения. «Контактные линзы – если мы их наденем и просто моргнем, то выйдем в Интернет. Вы представляете, как студенты будут сдавать экзамены с такими технологиями?» – предсказывает футуролог, профессор City College of New York Митио Каку. Цениться в такой ситуации будут скорее не знания сами по себе, а умение учиться новому и мыслить творчески.


Цифровая (электронная) экономика – это совокупность отношений, складывающихся в процессах производства, распределения, обмена и потребления, основанных на онлайн технологиях и направленных на удовлетворение потребностей в жизненных благах (определение Ларисы Лапидус, директора Центра социально-экономических инноваций экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова).

28 июля 2017 года правительством была утверждена программа «Цифровая экономика РФ», согласно которой «данные в цифровой форме являются ключевым фактором производства во всех сферах социально-экономической деятельности, что повышает конкурентоспособность страны, качество жизни граждан, обеспечивает экономический рост и национальный суверенитет». «Цифровая трансформация сильно меняет рынок труда. Спрос будет расти на специалистов в области анализа больших данных, математического моделирования, финансовых технологий, кибербезопасности. Профессии, связанные с рутинными видами деятельности, обработкой типовой информации, могут пострадать в наибольшей степени. И нужно думать, как помочь людям адаптироваться к новым условиям», – констатировал в своем выступлении на форуме «Открытые инновации» премьер Дмитрий Медведев.

Новые ценности новой экономики

В докладе за 2016 год Всемирного экономического форума «Будущее трудоустройства» прогнозируется, что к 2020 году может произойти кардинальное изменение более 35% рабочих навыков, имеющихся у современных людей. «Атлас новых профессий» (проект Агентства стратегических инициатив и бизнес-школы «Сколково») иллюстрирует, как исчезнут многие сферы деятельности, массовые в сегодняшней России: бухгалтер, операционист банка, оператор государственных услуг и пр. Но появятся новые профессии (для металлургии, например, конструктор новых металлов, экорециклер, супервайзер оборудования, проектировщик оборудования порошковой металлургии). А еще, как говорит ординарный профессор НИУ «Высшая школа экономики» Игорь Гурков, роботизация и автоматизация потребует большего числа людей, совмещающих знания механики и электроники. Таких и сегодня не хватает.


Лариса Лапидус, директор Центра социально-экономических инноваций экономического факультета МГУ, отмечает, что мы уже живем в эпоху цифровой экономики, что видно и по перестройке существующих процессов, и по трансформации рынка труда. «Онлайн-технологии привели к сокращению пространственных разрывов между продавцами и покупателями (интернет-торговля), студентами и аудиториями мировых университетов (online-образование), врачами и пациентами (телемедицина), работодателями и сотрудниками (дистанционная занятость), производителями и потребителями (аддитивные технологии). «Интернет вещей» обеспечил компании новыми инструментами моментального сбора достоверных данных о состоянии производственных процессов и позволил осуществлять мониторинг с наименьшими затратами и рисками, сопряженными с человеческим фактором», – приводит примеры эксперт.

В этом году в своем выступлении на Петербургском международном экономическом форуме президент Владимир Путин подчеркнул необходимость более активного использования цифровых технологий в экономике России. Он отметил, что важно сформировать новую нормативную базу для их внедрения во все сферы жизни, и также заявил, что Россия намерена в несколько раз увеличить выпуск специалистов в сфере цифровой экономики и повысить цифровую грамотность в стране.

Делать это необходимо в силу целого ряда причин, подчеркивают эксперты. «По прогнозам ООН и Федеральной службы государственной статистики, в России численность трудоспособного населения в ближайшие два десятилетия будет снижаться. Автоматизация поможет смягчить отрицательные последствия этого явления. В таких условиях «цифровые» кадры – это стратегический актив. Его нехватка неизбежно ведет к замедлению темпов роста как цифровой экономики, так и экономики страны в целом. Таким образом, государственным приоритетом становится обеспечение России необходимым количеством квалифицированных специалистов по цифровым технологиям», – говорится в докладе Digital/McKinsey «Цифровая Россия: новая реальность».

Новые технологии уже играют роль ведущую инструмента в реорганизации бизнес-моделей. Пока достаточно дорогого, так как из семимиллиардного населения Земли только примерно половина людей имеет доступ в Интернет и лишь 1,1 млрд – широкополосный доступ. Однако для развитых экономик с высокой стоимостью кадров и одновременно хорошим уровнем развития технологий эти изменения дают возможность отказаться от переноса производств в развивающиеся страны. Происходит децентрализация управления: возвращение западной промышленности из Азии домой, ближе к потребителю. В качестве примера инструмента децентрализации Лариса Лапидус приводит 3D-принтер. «Он предоставляет уникальные возможности при проектировании новых механизмов (создании прототипов) и доработке готовых проектов в реальном режиме времени. Среди других достоинств аддитивных технологий – сокращение производственного цикла, снижение транспортных издержек, возможность выпускать небольшие партии продукции на заказ», – говорит она.

Склад компании Amazon в Великобритании, работа которого полностью роботизирована

Работники нового формата

Инновационный цикл сжимается. В таких условиях базовых знаний для построения карьеры становится недостаточно. Чтобы постоянно оставаться в тренде, необходимо обновлять багаж компетенций. Однако за счет повсеместного внедрения цифровых технологий, по словам Екатерины Морозовой, директора Открытого университета фонда «Сколково», и образование стало более доступным. «Через online-курсы теперь можно получить уникальные навыки в области программирования, ведения бизнеса, дизайна, освоить новую профессию или совершенствоваться в текущей. Очень многие знания в цифровой среде отдаются даром. Например, online-курсы от ведущих университетов мира создавались не для зарабатывания денег, а для привлечения лучших абитуриентов из разных стран. Цифровизация делает процесс обучения более демократичным», – комментирует эксперт.

Но саморазвития не всегда хватает. Для того чтобы самые передовые станки и компьютеры не остались бесполезным железом, предприятия вынуждены не только искать, а порой и самостоятельно обучать высококлассных специалистов. Григорий Финкельштейн, партнер, руководитель направления «Управление кадровым потенциалом» компании «ЭКОПСИ Консалтинг», отмечает, что сегодня работодателю не принципиально, какой вуз окончил соискатель, если он обладает нужными компетенциями. Но есть важное исключение – учебное заведение, в котором действует кафедра предприятия, либо запущены какие-то совместные программы. Эти эффективные решения помогают готовить специалиста четко под свой профиль компаниям во многих отраслях от IT до тяжелой промышленности.

Металлоинвест в последнее время активно расширяет взаимодействие с ведущими профильными учебными организациями и экспертами, в частности со Старооскольским технологическим институтом НИТУ МИСиС, где недавно была открыта новая программа обучения инженеров-горняков. «Во-первых, мы сможем готовить будущих инженеров-горняков на комбинате, а во-вторых, будем иметь возможность выбирать лучших из лучших специалистов и, соответственно, получать конкурентное преимущество перед остальными горнодобывающими предприятиями», – прокомментировал Олег Михайлов, управляющий директор Лебединского ГОКа (входит в Металлоинвест). А, например, Объединенная металлургическая компания совместно с МИСиС объявила прием на новую программу бакалавриата «Экономика и управление промышленными предприятиями», в рамках которой 20 лучшим студентам компенсируются затраты на обучение и гарантируется трудоустройство. Подобные схемы сотрудничества практикуются и в других отраслях. Так, Сибирский федеральный университет (СФУ) взаимодействует с Роснефтью, при поддержке которой им был открыт в Красноярске Институт нефти и газа.

Завод уже не тот

Результаты проникновения новых технологий на предприятиях видны невооруженным глазом, но самое интересное еще впереди. Игорь Гурков говорит, что изменился даже облик промышленных предприятий. «Цех сегодня выглядит иначе: чисто, люди собранные и доброжелательные», – поясняет он. «Цифровые технологии позволили компаниям модернизировать процессы даже без собственной IT-инфраструктуры и программного обеспечения. Ведь и искусственный интеллект сегодня можно заказать в «облаке», – добавляет Лариса Лапидус.

Внешний и внутренний облик предприятий стремительно меняется. Металлоинвест еще в 2016 году приступил к реализации комплексной программы трансформации бизнеса Industry 4.0. Учитывая важность инициативы, возглавил работу генеральный директор компании Андрей Варичев. «Это комплекс мероприятий, который в итоге приведет к трансформации всех бизнес-процессов, цифровизации и автоматизации производства, централизации операций и снижению издержек», – говорит он. Основным инструментом перемен станет создание интегрированной системы управления финансово-хозяйственной деятельностью предприятий на базе решения SAP S/4HANA. В течение последнего года команда из более чем 700 человек занималась проектированием системы, опираясь на лучшие мировые практики. Завершить ее внедрение планируется к 2019 году. В конечном счете это нововведение затронет каждого работника компании.

«Спрос компаний на новые компетенции всегда сопряжен с проникновением новых технологий в производственный процесс. Если трансформации приобретают массовый характер, а система образования не успевает перестроиться, то на рынке труда наступает «кадровый голод», что и является сдерживающим фактором в запуске преобразований. Исходя из этого, можно утверждать, что в ближайшие 5-10 лет в России будут востребованы специалисты по технологиям Индустрии 4.0. Например, специалисты по работе с облачными системами, по машинному обучению, Agile, VR/AR/Mix VR, искусственному интеллекту (AI).

В настоящее время, подобная ситуация наблюдается со специалистами по машинному обучению, искусственному интеллекту и big data, спрос на которых только с января 2016 года по сентябрь 2017 года, по данным Career.ru, вырос в 10, 8 и 5 раз соответственно. Так же можно констатировать положительную динамику заработных плат таких специалистов: по машинному обучению со 109 до 133 тыс. руб., по искусственному интеллекту с 81 до 102 тыс. руб., по big data с 97 до 142 тыс. руб.»


Лариса Лапидус

директор Центра социально-экономических инноваций экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, руководитель программ «Цифровая экономика: инновационные решения для бизнеса» и «Цифровая экономика: новые возможности для профессионального роста»

Эксперты отмечают, что новые технологии меняют саму идеологию производственной деятельности. Григорий Финкельштейн говорит, что если раньше ставилась задача выполнить план любой ценой, то сегодня на первом месте – правила, дисциплина и охрана труда, а также повышение эффективности и производительности. «При отборе рабочего персонала и мастеров все чаще применяются психометрические инструменты оценки. Это делается для того, чтобы с большей вероятностью прогнозировать, будет ли сотрудник соблюдать правила», – комментирует эксперт. Конечно, все зависит от специальности. Но, по наблюдениям Григория Финкельштейна, если раньше от основной массы персонала предприятия ждали четкого выполнения поставленных задач, то сегодня все больше хотят получить инновационные и нетривиальные решения. И это не случайно: машины избавляют человека от рутины, у него появляется время и силы на творчество.

В такой ситуации работодатели пересматривают свои подходы также к методам мотивации и поиска персонала. Одним из таких инструментов стали, например, хакатоны. Впервые этот термин появился в конце 1990-х годов – это микс из слов «хакер» и «марафон». Вначале так называли форумы разработчиков программного обеспечения, сегодня – командную работу по решению конкретной задачи практически из любой области. «Как и любые соревнования, хакатоны – это воронка для поиска самых талантливых и мотивированных. Наблюдение за человеком, решающим в течение нескольких дней корпоративную задачу, да еще и в командном режиме, – это не то же самое, что получасовое собеседование, после которого вы приобретаете практически кота в мешке. А с точки зрения работы с собственным персоналом хакатон – отличная возможность дать сотрудникам попробовать себя в разных ролях. Можно сформировать свою команду или присоединиться к группе молодых специалистов, а можно выступить в роле внутреннего эксперта – поработать наставником над командами, давая им обратную связь и рекомендации», – комментирует Екатерина Морозова.

«Хакатон – это, прежде всего, соревнование, организованное для решения конкретной задачи, которая имеет ограничение по времени. Он не может быть постоянным инструментом мотивации персонала или универсальным способом подбора кадров. Однако найти и привлечь на определенную позицию квалифицированного специалиста, участвовавшего в хакатоне, вполне вероятно. Во многих странах крупные IT-компании используют хакатоны в качестве вступительного испытания. Этот механизм эффективен при поиске специалистов в рекламной сфере, консалтинге, проектировании и в других областях, требующих креативного подхода. Крупные промышленные предприятия применяют такой метод поиска сотрудников в основном в сфере промышленного дизайна или при разработке новых продуктов и услуг. Здесь конкурсные команды могут проявить свои креативные способности и таланты, чтобы разработать концепцию реализации идеи».


Елена Боровкова

директор департамента по работе с персоналом и организационному развитию АКГ «Деловой профиль»

Кто на новенького?

Мир меняется настолько быстро, что даже новые явления расширяются буквально на глазах. «С учетом того, что технологический уклад за последнее столетие изменился несколько раз, а появление «новых» денег в виде криптовалют может модифицировать мировую финансовую систему, предполагать, какие профессии будут актуальны в будущем, очень сложно. С большей точностью можно предсказать необходимые навыки и умения. Главное качество, которым должен обладать современный человек для построения карьеры, – это способность учиться на протяжении всей жизни. Уже ни для кого не новость, что в ближайшие годы переучивание с профессии на профессию в связи с вымиранием «человеческих» специальностей будет нормой. Темпы автоматизации рутинных процессов и развитие технологий, использующих искусственный интеллект, столь стремительны, что в зоне риска находится не только ручной труд, под угрозой самые «человеческие» профессии, музыкант например. Уже практически невозможно отличить музыку, написанную компьютерной программой, от сочинения выпускника консерватории», – заключает Екатерина Морозова.

В высокотехнологичном мире виртуальной реальности основная задача человека, по мнению Ларисы Лапидус, – это развиваться со скоростью, позволяющей каждому встраиваться в новый мир. Главное – формировать и расширять знания и умения в ответ на технологические вызовы четвертой промышленной революции. «Речь идет о компетенциях, которые станут ключевыми драйверами экономики: аналитические навыки и работа с большими данными, креативность, программирование, трансдисциплинарность, гибридные компетенции (инженер-технолог-экономист, биолог-технолог-экономист) и др.», – добавляет она.

Эксперты отмечают, что наиболее актуальными для работодателей, производителей и учебных заведений станут вопросы быстрого устаревания знаний в связи с сокращением срока полураспада компетенций до 1,5 года. Это приведет к пересмотру моделей подготовки специалистов с необходимостью перехода к гибридным компетенциям, поиска действенных методов обучения на протяжении всей жизни при всевозрастающей потребности компаний в доучивании и переучивании персонала.

Скачать номер целиком