Индустрия№ 2 Сентябрь 2017

В 1964 году на месте отработанного глиняного карьера в Балашихе был открыт полигон для захоронения отходов «Кучино». Со временем он сильно разросся: по данным экологического движения #РосЭко, площадь свалки достигла 50 га (это 70 с лишним футбольных полей). В июне на «Прямую линию» к президенту обратились жители города, рассказавшие, что их дома располагаются всего в 200 м от полигона, испарения от гниющего мусора не просто неприятны, они влияют на здоровье. В итоге за считаные дни было принято решение о закрытии свалки. Кучино могло бы стать символом победы над проблемой отходов. Но нужно понять, что делать с миллионами тонн мусора, которые вывозились и вывозятся на сотни подобных полигонов.

Создатели популярного мультфильма «ВаллИ» наглядно показали, во что может превратиться планета, если не будет решена проблема отходов.

31,5 млрд т проблем

В прошлом году в России было образовано свыше 5 млрд т отходов производства и потребления (для сравнения: в 2006-м – 3,5 млрд т, по информации Росстата). Львиную долю составляют промышленные отходы, прежде всего предприятий, занятых добычей полезных ископаемых.

Для дальнейшего использования они зачастую не требуют специальной обработки: к примеру, СУЭК использует вскрышные породы, возникающие в процессе добычи угля, для закладки выработанного пространства, засыпки провалов и рекультивации земель. Многие горнодобывающие предприя­тия (например Лебединский ГОК Металлоинвеста) используют породы, покрывающие залежи железной руды, для производства мела и строительного песка. Также распространенной практикой является производство щебня, применяемого в дорожном строительстве. Причем если в прежние годы дорожникам давали даже окисленные кварциты, поскольку они считались пустой породой, то теперь ситуация изменилась. Так, на Михайловском ГОКе (также входит в Металлоинвест) впервые в России была опробована технология сухой магнитной сепарации бедных руд, использование которой позволило вернуть часть отходов в металлургическое производство.

Однако со всем прочим мусором необходимо что-то делать. «Отходами необходимо заниматься. Представьте себе деревянную щепу. Безопасно? А если завалить все дворы щепой? Там начнут развиваться особые биоорганизмы, заведутся крысы. Уже не так безопасно?» – говорит Андрей Цедилин, доцент кафедры «Процессы и аппараты химической технологии» Московского политехнического университета. Причем ту же щепу, например, можно полезно использовать при производстве мебели, в качестве декоративного элемента при обустройстве садов, а также при копчении продуктов и как источник энергии. Например, в состав ГК «Русская лесная группа» входит компания «Сибирские топливные гранулы», занимающаяся производством пеллет из отходов, возникающих при производстве пиломатериалов. Этот продукт востребован за рубежом, поскольку считается экологичным видом топлива.

Благодаря «Прямой линии» с президентом кучинская свалка «прославилась» буквально за один день.

Кучино – это хороший пример того, как многогранна проблема отходов. После «Прямой линии» пошли проверки и выяснилось, что свалка годами работала с нарушениями, в том числе принимала мусор по «серым» схемам. И не она одна: на многих других полигонах также размещались отходы, на которые у эксплуатантов не было лицензий. Подмосковные власти обещают, что доставлявшая неприятности свалка в Балашихе после рекультивации станет местом отдыха – обсуждается проект строительства на ее месте лыжной трассы. Но какой ценой? Жители других районов Подмосковья и близлежащих областей боятся, что после закрытия кучинской свалки предназначавшийся для нее объем мусора просто пойдет к ним.

Общая величина накопленных отходов в стране, по информации Минприроды, превышает 31,5 млрд т. При этом ведомство в своей справке отмечает: «Цифра носит оценочный характер из-за объективных сложностей в учете отходов, образовавшихся многие десятилетия назад». Масштаб проблемы поистине гигантский. Главная задача на сегодня – перераспределить потоки мусора на объекты, максимально удаленные от населенных пунктов, считает глава Росприроднадзора Артем Сидоров. Обсуждается даже некий «зеленый» тариф для транспортировки отходов на большие расстояния по железной дороге. Но, по сути, это все же латание дыр, если речь идет только о вывозе для захоронения. Для полного решения вопроса нужна система утилизации и переработки.

Традиционная модель экономики линейна: создание – потребление. Так продолжалось веками, и, собственно, отсюда взялась тема исчерпаемости первичных ресурсов. Поэтому на смену ей идет экономика замкнутого цикла. Ее краеугольный камень – нулевой уровень отходов, причем речь о каждом из этапов жизненного цикла продукции. Это зачастую требует глубокой модернизации действующих производственных систем. Зато принятие таких решений позволяет вернуть в оборот все ресурсы, экономя и на сырье, и на энергии. Три года назад на комбинате «Уральская Сталь» (входит в Металлоинвест) был пущен комплекс шестой коксовой батареи (КБ-6). В результате была обеспечена возможность получения высококачественного сырья в необходимых для металлургического производства объемах. При этом в конструкции КБ-6 использованы решения беспылевой выдачи кокса и установки утилизации отходов, позволяющие, если говорить просто, улавливать все частицы выбросов и возвращать их производство. А сопутствующим продуктом батареи стал пар, также используемый в рабочем процессе комбината.

Однако не только российский, но и мировой опыт свидетельствует, что наиболее сложной проблемой является утилизация даже не промышленных, а бытовых отходов. И здесь выходом может стать строительство мусоросжигающих заводов. В Швеции, например, один из самых высоких показателей утилизации мусора – 99%. При этом почти 50% отходов сжигается для выработки электро- и теплоэнергии. Звучит не очень, но в современном мире можно сделать такое производство по-настоящему привлекательным. Яркая иллюстрация – завод Шпиттелау в Вене. Его построили два десятка лет назад по проекту знаменитого архитектора Фриденсрайха Хундертвассера. Сегодня это одна из достопримечательностей австрийской столицы. Мало того что предприятие с золотыми куполами – это красиво, оно еще и работает по всем экостандартам, из его трубы благодаря системе многоуровневых фильтров валит не дым, а пар. «Это высокотемпературное сжигание, оно происходит при 3 тыс. °С. Это один из немногих инновационных методов переработки», – поясняет Наталья Колдобская, младший научный сотрудник кафедры экономической и социальной географии МГУ им. М.В. Ломоносова.

Таких проектов в России пока нет, хотя они планируются – в качестве пилотных площадок определены Татарстан и Подмосковье, строить заводы будет компания «РТ инвест» (входит в корпорацию «Ростех») по схеме договоров о предоставлении мощности, то есть де-факто за них заплатит потребитель через тариф.

 

Изменить сознание

Увеличивающийся как снежный ком объем отходов – глобальная проблема. По прогнозам Всемирного банка, с 2000 по 2025 год количество мусора, «производимое» одним жителем планеты, прибавит более чем вдвое (до 1,42 кг в сутки).

Это «средняя температура», некоторые страны уже вышли за данные рамки – так, ежедневно каждый житель Германии уже «создает» около 1,7 кг мусора. Хотя это не значит, что в стране проблема отходов нарастает. Внедрять в практику раздельный сбор мусора здесь начали еще в 1980-х годах, в 1990-х был принят закон, направленный на развитие переработки. Сегодня здесь повторно используется свыше 60% вычлененных из бытового мусора материалов, в среднем по Евросоюзу – 40%. В России, для сравнения, 5–7%.

В наших городах стали появляться контейнеры для раздельного сбора мусора. Пока их мало, люди к ним не привыкли. А в Германии, к примеру, в каждом магазине есть аппарат, принимающий пластиковые бутылки. Пользуются его услугами все, а не только малообеспеченные граждане, что является одним из распространенных стереотипов. «Просто у нас еще не привыкли, что мусор надо сортировать. Но в любом деле самое главное – организация. Естественно, сразу не будет все хорошо. Но по небольшим шагам можно добиться результата», – говорит Гурами Ахобадзе, ведущий научный сотрудник Института проблем управления РАН. Власти думают о том, как мотивировать россиян. В июне замглавы Минстроя Андрей Чибис сообщил о разработке законопроекта, предусматривающего льготы по оплате услуг ЖКХ для граждан, сортирующих отходы. Правда, как это будет работать на практике, пока что неясно. Возможно, речь идет о скидке на вывоз мусора для районов, жители которых занимаются сортировкой отходов.

Для устранения этого пробела, говорят эксперты, стоит ориентироваться не только на зарубежные практики, но и на советский опыт. В СССР была налажена система сбора в переработку вторсырья. Многие помнят рейды пионеров за макулатурой, в обмен на которую можно было получить хорошие книги, или же стандартизированные стеклянные бутылки для алкогольных и безалкогольных напитков. Все они после обработки возвращались на прилавки с соответствующим продуктом внутри. Переход к рынку заставил отказаться от этого. «У производителей бутылок есть свои интересы, которые стимулируют их использовать, например, более привлекательные нестандартные цвета материала либо предпочитать термоусадочную пленку каким-либо другим видам этикеток. Нашу же работу такие продуктовые решения усложняют, и тут нам просто необходимо при посредничестве государства найти некий взаимовыгодный баланс интересов», – говорит Сергей Овсянников, руководитель направления по взаимодействию с органами государственной власти подмосковного завода «Пларус», специализирующегося на переработке пластиковой тары.

 

Внедрять в практику раздельный сбор мусора в Германии начали еще в 1980-х годах, в 1990-х был принят закон, направленный на развитие переработки. Сегодня здесь повторно используется свыше 60% вычлененных из бытового мусора материалов, в среднем по Евросоюзу – 40%. В России, для сравнения, 5–7%.

Новое рождение

Переработать сегодня можно практически все. Из бумажных изделий (кроме ламината, фотобумаги и некоторых других исключений) можно сделать средства личной гигиены, картон, полиграфическую продукцию, крафт-пакеты, упаковки для яиц, одноразовую посуду, строительные материалы и многое другое. Макулатура для этого измельчается и разделяется на отдельные волокна, фильтруется через сито и проходит термическую обработку. Переработать макулатуру можно не более пяти–семи раз, после чего ее волокна становятся слишком короткими и непригодными для дальнейшего применения. Но даже этого цикла хватает, чтобы сократить объем вырубки леса.

Из стеклотары получаются различные стеклянные изделия. И даже битое стекло находит свое применение: из него делают песок для строительства.

Более сложный процесс происходит при переработке металлолома. Лом разделяется изначально на две большие группы: черные и цветные металлы. Каждая из них дробится на множество конкретных материалов, которые находят разное применение. Весь лом проходит сортировку с помощью магнитной сепарации, резку и прессование. После этого можно отправлять материал на переплавку. К примеру, такие цветные металлы, как медь и алюминий, можно перерабатывать бесконечно, они не теряют свойств.

Основной вид отходов горнорудной промышленности – пустая порода – перерабатывается в щебень, который используется в больших объемах при строительстве дорог.

Сбор металлолома – это очень важная часть природосбережения. Получающий таким образом вторую жизнь металл не представляет опасности для экологии. «Например, один легковой автомобиль – это около тонны готового ко вторичному использованию металла. Но для того, чтобы его получить, необходимо очистить сталь от пластика, ткани, резины и других сопутствующих материалов. Это очень кропотливая и часто технически сложная задача. За ее решение берутся компании, ответственно подходящие к вопросам экологии и работающие в контакте с коллегами, занимающимися утилизацией попутных к металлолому материа­лов, – рассказывает Сергей Соколов, управляющий директор компании «УралМетКом» (входит в Металлоинвест). – Мы участвовали в государственной программе утилизации автомобилей. Сейчас занимаемся и утилизацией железнодорожных вагонов. Работая в Курской, Белгородской, Воронежской и Оренбургской областях, мы охватываем огромные территории, удовлетворяя потребности Металлоинвеста в металлоломе и минимизируя комплексное воздействие различных отходов на окружающую среду. Интересно, что в каждом регионе нам удается сделать этот процесс максимально эффективным и с точки зрения экологии, и с точки зрения повышения эффективности бизнеса. Приведу такой пример. На Оскольском электрометаллургическом комбинате (ОЭМК, входит в Металлоинвест) мы организовали прием лома от населения прямо на воротах предприятия. В нашем распоряжении на ОЭМК двое пресс-ножниц, причем один из этих агрегатов позволяет получать шихту – металлолом, порезанный для загрузки в электросталеплавильную печь, необходимого для каждой плавки размера. Это повышает эффективность производства, продлевая срок эксплуатации электродов печи и снижая энергозатраты. Кроме того, наш пункт приемки максимально доступен для организаций и частных лиц, которые сдают металлолом. Это значит, что им проще сдать нам этот вид сырья в переработку, чем устраивать свалки, загрязняющие окружающую среду».

Большую группу перечня отходов, подлежащих вторичной переработке, оставляет пластмасса – это всевозможные бутылки, упаковки, пленки и пакеты. Этот мусор разлагается в естественной среде веками. Рациональное решение – выпускать из него новые изделия, а именно: пленки, пакеты, мешки для мусора и прочие нужные вещи вплоть до ковров.

Следующий вид отходов, скапливание которого на свалках опасно, поскольку выделяет токсины, – резинотехнические изделия. В основном к ним относятся автомобильные шины. После использования по назначению их еще можно применять для укрепления прибрежных линий, а также для закладывания в качестве основания фундаментов и опорных стен. В процессе переработки шины превращаются в крошку. Из полученных частиц получаются подошвы для обуви, изоляция для силовых кабелей, напольная плитка.

В отличие от шин пищевые отходы очень быстро гниют, но зато становятся рассадником для микробов. Гораздо лучше перерабатывать их в компостное удобрение. Это особенно актуально с учетом ограниченных поч­венных ресурсов, которые надо подпитывать минеральными удобрениями. В США уже более 60% органических отходов перерабатываются в компост, а в России эта технология практически не развита из-за отсутствия в большом масштабе сортировки бытового мусора.

В США уже более 60% органических отходов перерабатываются в компост, а в России эта технология практически еще не развита из-за отсутствия в большом масштабе сортировки бытового мусора.

От теории к практике

Технологии переработки постоянно совершенствуются. Так, в Нидерландах представили инновацию по разделению и очистке бытовых, технических и медицинских отходов без предварительной сортировки. Эта система закрытого цикла успешно применяется в Германии. В России тоже есть передовые предприятия, которые занимаются переработкой отходов по передовым методикам, но пока их немного. Так, уже упомянутый завод «Пларус» – единственное пока предприятие, работающее по принципу bottle-to-bottle. То есть попавшая в мусор пластиковая бутылка, возможно даже с сильным загрязнением, преобразуется в чистый материал, пригодный для выпуска пищевой тары.

Хотя говорить о том, что отечественная сфера переработки вовсе не развивается, все же сложно. В Арамиле Свердловской области компания «Уралтермопласт» из бутылок, игрушек и других полимеров делает скамейки, беседки, детские площадки, решетки для газонов. Компания «Экопромлайн» имеет два завода по переработке шин в Махачкале и Владикавказе и реализует по всей России резиновые покрытия для уличных площадок и спортзалов. В Михайлове Рязанской области действует завод по вторичной переработке макулатуры, включая ламинированные виды бумаги, что является редкостью. Из вторичной целлюлозы получается отличная бумага, в том числе подходящая для производства денежных знаков. Можно привести еще примеры, но в основном это будет все частная инициатива, а не элемент крупной программы.

Сейчас запущена большая реформа. Поправками в закон «Об отходах производства и потребления» введены обязательства в отношении производителей и импортеров по утилизации товаров после утраты ими потребительских свойств. У бизнеса есть несколько вариантов действий. «Первый – фактическое финансирование работ по переработке, когда сами предприятия вкладываются в переработку шин, картона, бумаги, жестяных банок и пр. Второй – эти предприятия вносят экологический сбор в бюджет, откуда деньги переводятся операторам по целевому назначению – на строительство мощностей по переработке, раздельный сбор мусора и т.д. Третий – ассоциация производителей и импортеров, чтобы вместе, в складчину, самостоятельно создавать перерабатывающие производства», – рассказал в интервью журналу «Профиль» руководитель пресс-службы Минприроды России Николай Гудков.

Однако, говорят эксперты, реформу нужно еще дорабатывать. Например, перечень товаров и упаковки, подлежащих утилизации, необходимо конкретизировать: многие производители просто не находят себя в нем. Минприроды и Росприроднадзор ведут диалог с бизнесом относительно устранения таких пробелов. И лучшим итогом Года экологии, наверное, будет исчезновение всех «белых пятен».

Скачать номер целиком

Рекомендуем

Ресурс «напрокат»

IM спросил у экспертов, какие в России есть предпосылки для построения экономики замкнутого цикла, насколько это актуально и что может принести?

Пираты XXI века

Цифровые технологии прочно вошли в нашу жизнь, решили много проблем, но создали новые угрозы.

Страна бесконечных открытий

Россия – самое большое государство мира, что известно всем. Но никто, наверное, не может похвастать, что смог познакомиться со всеми ее чудесами.

Учеба без границ

Ведущие технические вузы пытаются наладить в России полноценную систему цифрового обучения.