Бизнес-план№ 2 Сентябрь 2017

Перед Россией стоит задача по формированию новой устойчивой модели, предусматривающей замкнутые циклы производства и потребления, заявил в мае на заседании Невского экологического конгресса глава Минприроды Сергей Донской. Это может принести как социальный, так и экономический эффект, что подтверждается, по его словам, увеличением оборота экоиндустрии в Евросоюзе до более чем 300 млрд евро в год – 2,5% ВВП объединения. По России таких оценок нет, но в Год экологии все больше говорится о том, что «зеленые» решения должны и в нашей стране стать наконец массовыми.

 

Стимулирующее воздействие

Можно выделить несколько основных факторов, способных мотивировать бизнес инвестировать в экологичность производства. Первое и главное – соответствие природоохранным требованиям. С их помощью государство контролирует объем вредных веществ, попадающих в почву, воздух и воду, а также пытается стимулировать внедрение современных технологий изготовления продукции и очистки природных ресурсов.

В последние годы наблюдается движение к постепенному ужесточению данных требований, благодаря чему несанкционированный сброс отходов может стоить организации многомиллионных штрафов. Кроме того, уже внесены изменения в законодательство, касающиеся расширенной ответственности производителя. «Этот инструмент является основой для создания системы раздельного сбора отходов производства и позволит через три года увеличить объем переработки наиболее ликвидных отходов вдвое», – считает Сергей Донской.

«Отдельно стоит сказать о том, что в России проходит реформа регулирующей системы, в которой главным критерием оценки должно стать применение наилучших доступных технологий (НДТ). Их списки формируются государством на основе лучших практик, а их появление должно дать ориентир для дальнейшего развития и стимулировать отсталые производства к обновлению технической базы за счет увеличения платежей», – говорит Георгий Сафонов, директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов НИУ ВШЭ. Но здесь же, по его словам, есть слабое место: дело в том, что данные справочники начнут устаревать сразу же после их внедрения, поскольку бюрократические процедуры, связанные с их обновлением по определению идут вдогонку за техническим прогрессом. Соответственно, нужен постоянный мониторинг и оперативные коррективы, чего добиться непросто.

 

Впрочем, есть примеры реализации проектов, основанных на актуальных даже по международным меркам НДТ. В июле Металлоинвест запустил на Лебединском ГОКе новый комплекс по производству горячебрекетированного железа (ГБЖ-3) мощностью 1,8 млн т в год (это один из крупнейших объектов такого рода в мире). В торжественной церемонии пуска комплекса приняли участие Президент Российской Федерации Владимир Путин, министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров, полномочный представитель Президента в Центральном федеральном округе Александр Беглов, губернатор Белгородской области Евгений Савченко, основатель USM Holdings Алишер Усманов, председатель Совета директоров УК «Металлоинвест» Иван Стрешинский, генеральный директор УК «Металлоинвест» Андрей Варичев и управляющий директор ЛГОКа Олег Михайлов. Распоряжением правительства проект был включен в перечень мероприятий Года экологии в раздел, посвященный внедрению НДТ.

Процесс прямого восстановления железа, применяемый при производстве ГБЖ, – самый экологичный из всех существующих способов получения железа из руды. В нем отсутствуют выбросы, связанные с производством кокса, агломерата и чугуна, и твердые отходы в виде шлака. Энергоэффективность производства ГБЖ значительно выше, а выбросы парниковых газов существенно ниже по сравнению с классическим доменным способом. Кроме того, поскольку металлизованные брикеты в отличие от металлолома не содержат примесей, произведенная с их использованием сталь отличается чистотой сплава, что важно в том числе для повторного использования. Финансирование проекта Металлоинвестом осуществлялось на средства, полученные от консорциума международных банков в рамках программы «зеленого» кредитования. Одним из условий было соответствие проекта требованиям в области устойчивого развития, выполнение условия проверялось регулярными проверками независимого аудитора.

«Зеленые» облигации

Одним из перспективных инструментов называются green bonds, или «зеленые» облигации. Они предполагают целевое использование и проходят специальные процедуры эмитирования. Рост объема выпусков green bonds в мире стабильно растет (в прошлом году общий объем их эмиссий оценен в 81 млрд долл.), а это показывает, что инструмент востребован.

«Зеленые» инвестиции – распространенное за рубежом явление, хотя в России это пока что редкость. У отечественных финансовых институтов нет преференций для таких проектов, соответственно, привлечь средства можно только на общих условиях. А здесь возникают проблемы, поскольку «зеленые» проекты, как правило, весьма капиталоемки.

Впрочем, эксперты компании InfraONE надеются, что в Год экологии ситуация переменится. Одним из перспективных инструментов при этом называются green bonds, или «зеленые» облигации. Они предполагают целевое использование и проходят специальные процедуры эмитирования. Рост объема выпусков green bonds в мире стабильно растет (в прошлом году общий объем их эмиссий оценен в 81 млрд долл.), а это показывает, что инструмент востребован. «Пока в России «зеленые» облигации недоступны, но, учитывая, что этот год является Годом экологии в стране, не исключено, что возможность выпускать такие бумаги под определенные проекты в ближайшем будущем все же появится: такую возможность изучает ЦБ вместе с остальными инструментами «зеленого» финансирования (например, экологическими фондами, куда будут собираться платежи за загрязнение)», – говорится в аналитическом обзоре «Деньги. Рынки. Риски», подготовленном InfraONE для Петербургского международного экономического форума – 2017.

Прямой доход

Вторым по значимости стимулирующим фактором является стремление бизнеса к росту эффективности. Для решения этой задачи компании идут на модернизацию, что, как правило, позволяет не только увеличить качество выпускаемой продукции, но и улучшить экологические показатели. Причем здесь речь идет о внедрении новых подходов к работе не под каким-либо внешним давлением, а добровольно.

Например на Михайловском ГОКе Металлоинвеста работают системы оборотного технического водоснабжения. Промышленные и бытовые стоки с его цехов поступают на собственные станции биологической очистки площадки бедных руд, а также очистные сооружения МУП «Горводоканал», после чего вновь используются в процессе производства.

В августе Металлоинвест ввел полигон отходов комбината «Уральская Сталь» и третью очередь полигона отходов Оскольского электрометаллургического комбината (ОЭМК). В сумме инвестиции в эти проекты составили 360 млн руб. В обоих случаях объекты устроены с учетом современных природоохранных технологий, что исключает негативное воздействие на окружающую среду. Все ввозимые отходы автоматически учитываются и перед складированием сортируются, что позволит в дальнейшем обеспечить их эффективную переработку. «Предприятия Металлоинвеста постоянно совершенствуют очистное оборудование, применяют современные, наиболее экологичные технологии и оборудование, – говорит первый заместитель генерального директора – директор по производству компании Андрей Угаров. – Результаты анализов, проводимых собственными, а также независимыми лабораториями, подтверждают, что показатели воздействия всех комбинатов Металлоинвеста на окружающую среду значительно ниже допустимых норм».

Предприятия Металлоинвеста постоянно совершенствуют очистное оборудование, применяют современные, наиболее экологичные технологии и оборудование. Результаты анализов, проводимых собственными, а также независимыми лабораториями, подтверждают, что показатели воздействия всех комбинатов Металлоинвеста на окружающую среду значительно ниже допустимых норм.

Андрей Угаров

первый заместитель генерального директора – директор по производству Металлоинвеста

Довольно часто, работая над повышением эффективности, компании ориентируются на международный опыт. Но все же не всегда. «Среди организаций, которые в последние годы наиболее активно занимались внедрением экологичных технологий, я хотел бы также выделить Русал, который больше чем вдвое снизил объем выбросов парниковых газов по сравнению с 1990-ми. В частности, Русал использует в производстве энергию ГЭС, что позволяет значительно снизить количество выбросов СО2 на тонну алюминия», – говорит Георгий Сафонов. ГЭС – это не только чистый, а еще и дешевый источник энергии. И в случае с ориентацией Русала на гидроэнергетику стоит говорить не о какой-то новой концепции, а о возрождении разработанного в бытность СССР подхода: в советские годы алюминиевые заводы сразу строили в «связке» с крупными ГЭС, было даже такое понятие, как энергометаллургический комплекс.

Один из ключевых вопросов, возникающих в связи с построением моделей экономики замкнутого типа, связан с решением проблемы отходов. Современные технологии позволяют говорить об огромном числе вариантов этого, чаще всего также с прямым экономическим эффектом. Завод в деревне Ферзиково Калужской области – крупнейший инвестпроект в России французской Группы Lafarge. Мощность предприятия составляет 2 млн т цемента в год, производство осуществляется «сухим» способом, требующим в 2,5 раза меньше энергии, чем традиционные технологии. При этом на заводе есть цех альтернативного топлива, работа которого позволяет использовать в качестве источника энергии коммунальные и промышленные отходы (бумагу, картон, пластик, текстиль, резину, дерево, отработанные шины).

Глава государства, представители правительства РФ и региональные власти высоко оценили усилия компании по внедрению новых экологически чистых технологий.

Однако есть отходы, требующие к себе в силу повышенной опасности особого отношения. Среди них отдельное место занимают радиоактивные материалы, и здесь решение вопроса утилизации требует не просто внедрения новых технологий, но крупных исследовательских работ. «Созданная нами технология предназначена для получения молибдена, который затем в специальных генераторах доставляется в медицинские учреждения, где персонал ежедневно получает из них дочерний изотоп технеций-99м в форме стерильного раствора пертехнетата. Данный радионуклид широко используется для диагностики не только в онкологии и кардиологии, но и других областях медицины. Работает данная технология на основе замкнутого цикла, в том числе из отходов уже существующих производств, что может позволить решить проблему с утилизацией радиоактивных материалов», – комментирует Евгений Нестеров, научный сотрудник Томского политехнического университета, директор компании «Сибнуклон». Интересно, что при сертификации данной продукции (в силу ее уникальности) по документам она проходит как в качестве изделия медтехники, так и в качестве лекарственного препарата, что вынуждает компанию-изготовителя затрачивать двойные усилия на бюрократические процедуры. На сегодняшний день это, пожалуй, самый серьезный барьер, который стоит перед разработчиками подобных технологий в России, говорит Евгений Нестеров.

Посмотреть по сторонам

Еще один немаловажный стимулирующий момент – улучшение имиджа бизнеса вследствие реализации «зеленых» проектов. «Многие компании вкладывают в это значительные средства, например создают замкнутые системы водоснабжения. Эти инвестиции направлены не столько на прямое получение прибыли, сколько на решение экологических вопросов и через них на изменение имиджа компании, улучшение социальной обстановки в регионе присутствия», – говорит Сергей Жигарев, глава думского комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству.

Изначальной предпосылкой для реализации системы бережливого производства гипсовых строительных материалов на заводе «ВОЛМА-Майкоп» стали особенности территории его расположения в туристическом районе Адыгеи. По словам гендиректора компании «ВОЛМА» Владимира Овчинцева, на предприятии было установлено множество специальных фильтров, которые, с одной стороны, улавливают вредные вещества, а с другой – позволяют задерживать некоторые виды отходов, которые затем возвращаются в производственный цикл. При этом повторно используются не только разнообразные материалы, но и энергия. Отработанные горячие газы из сушилок для пазогребневых плит перенаправляются на подогрев воды для ряда других технологических целей, что позволяет экономить на электричестве.

Предпосылкой для реализации системы бережливого производства на заводе «ВОЛМА-Майкоп» стало его расположение в туристическом районе Адыгеи

Особенно важным имиджевый эффект становится для компаний, которые решаются поставлять свою продукцию на экспорт. Им нужно соответствовать жестким международным требованиям, которые зачастую касаются как самой продукции, так и производственных процессов. Любой европейский потребитель сегодня может потребовать у изготовителя информацию о том, какой экологический след оставляет он и его товары. Если данные не будут предоставлены, либо они не устроят клиента, ему проще просто уйти от сотрудничества с данным производителем, чтобы избежать проблем в бизнесе. Сегодня есть все основания думать, говорит Георгий Сафонов, что подобная система взаимной ответственности через какое-то время начнет действовать даже в Китае (сейчас там всерьез начинают задумываться над экологическими проблемами), который пока что является своеобразной лазейкой для экспортеров продукции, изготовленной по старым технологиям.

При построении модели замкнутого типа акцент должен быть сделан не только на экологию производства и решение проблемы отходов, но и на продление жизненного цикла товаров, максимальное извлечение их потребительских свойств, отметил на Невском форуме Сергей Донской. Но недостаточно просто предложить долгоживущую «зеленую» продукцию, нужно придумать как ее грамотно реализовать на рынке, чтобы в результате в плюсе остались все стороны. «Проводниками» идей подобных проектов часто становятся глобальные компании, стоит внимательно исследовать их опыт. «Из конкретных примеров можно привести Michelin. Компания, пойдя по пути инноваций в производстве, изобрела шины со сроком эксплуатации на 20% больше обычного. При этом ее руководство осознало, что невозможно установить премиальную цену из-за риска потери основного потребителя продукции – транспортных фирм, для которых шины – одна из наиболее важных статей расходов. Michelin предложила инновационную модель монетизации и стала устанавливать цены не за единицу товара, а за количество километров пробега. Как результат, Michelin смогла стать самой прибыльной компанией в отрасли. Транспортные организации также получили значительную выгоду: итогом введения новой системы оплаты стало сокращение расходов на простаивающие (не осуществляющие пробег) грузовики в кризисные периоды падения спроса», – рассказывает Иван Кухнин, руководитель группы по услугам в области устойчивого развития Deloitte.

Компания Michelin, пойдя по пути инноваций в производстве, изобрела шины со сроком эксплуатации на 20% больше обычного

Начать с малого

Не секрет, что многие страны давно взяли курс на повышение ответственности производителей, что неразрывно связано с экономикой замкнутого цикла. Например, в Европе реализуется более 500 подобных программ. В таких странах, как Нидерланды, Франция, Испания, Дания, уже несколько лет действует программа по замене половины сырья вторичными материалами и увеличения продолжительности срока службы потребительских товаров. «Интересно обратить внимание на Китай. Там был разработан 50-летний план по достижению целей устойчивого роста, его составная часть – Закон о продвижении экономики замкнутого цикла, в котором изложены задачи страны в сферах обращения с городскими твердыми бытовыми отходами, экономии энергии и сокращения выбросов. Также хорошим примером является Финляндия. Страна первая в мире опубликовала всеобъемлющую «дорожную карту» для построения в стране экономики замкнутого цикла, внедрение концепции происходит на уровне городов», – говорит Иван Кухнин.

В России именно отсутствие последовательной политики часто называют в числе главных сдерживающих факторов для «зеленых» проектов. «Думаю, что, даже несмотря на положительные примеры, пока что не стоит ждать глобального поворота к решению экологических проблем без масштабной поддержки со стороны государства. Для того чтобы это произошло, предприятия должны иметь доступ к необходимому набору готовых технологических решений для экологизации, а также возможности для участия в специальных программах, которые могли бы простимулировать их на инвестирование в модернизацию и защиту окружающей среды. Пока же государство продолжает заниматься ужесточением требований, а не вопросами мотивации», – считает Владимир Овчинцев. Но с другой стороны, говорит Сергей Жигарев, самих предпринимателей зачастую сдерживает нацеленность на получение быстрой прибыли. «С учетом непростой сегодняшней экономической ситуации их сложно в этом винить. Однако в случае с экономикой замкнутого цикла так не выйдет», – добавляет он.

Крупные проекты отраслевых лидеров – это хорошо, но, чтобы процесс приобрел действительно массовый характер, по мнению депутата, нужно обратить также пристальное внимание на малый и средний бизнес, который в силу высокой мобильности и адаптивности к изменениям рыночной среды может довольно быстро окупить издержки. «Стимулировать таких предпринимателей к переходу на замкнутый цикл нужно при помощи льготного налогообложения, которое уже зарекомендовало себя в Китае и Великобритании при реализации проектов по переходу на безотходное производство. Принципиальным моментом здесь должен стать отказ государства от взимания НДС с повторно произведенных товаров, поскольку это покажет бизнесу заинтересованность в развитии проектов замкнутого цикла. Также имеет смысл развивать собственные экологически чистые технологии, в том числе и вторичной переработки отходов», – говорит он.

Потенциал для «зеленого» развития в России есть, и Год экологии, наверное, лучшее время для того, чтобы сигнал не просто о необходимости, но и целесообразности внедрения чистых технологий был всеми услышан.

Скачать номер целиком

Рекомендуем

«Зеленая репутация»

Как с точки зрения экологов природоохранную работу проводят металлурги, IM рассказал генеральный директор Центра экологических инвестиций Михаил Юлкин.

Вернуться к истокам


Производства, работающие по принципу «ресурс – продукт – свалка», конечны как минимум из-за исчерпаемости сырья. Ответом на этот вызов может быть переход к циклической экономике, что одновременно снимет как вопрос нехватки материалов, так и утилизации мусора.

Пираты XXI века

Цифровые технологии прочно вошли в нашу жизнь, решили много проблем, но создали новые угрозы.

Учеба без границ

Ведущие технические вузы пытаются наладить в России полноценную систему цифрового обучения.